«Предпринимательство — это такая же профессия. И ее нужно освоить»

21 июня 2022

Директор проектного офиса Платформы университетского технологического предпринимательства федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Московский физико-технический институт» Даниил Ковальчук о будущем студенческих стартапов, идеологии Платформы и инструментах реализации федпроекта.

 

— Кто такие технологические предприниматели и почему мы все время слышим о том, что в России с ними дефицит?

 

— Предприниматель в нашем понимании — это человек, который что-то создает с нуля, реализует идею с уровня стартапа, привлекает инвестиции, создает бизнес. Конечно, тут важна мотивация заработать, но она не единственная. Предпринимателю все-таки должно быть интересно то, чем он занимается. Создание бизнеса — это деятельность, требующая от создателя максимальной погруженности в процессы на всех стадиях — от формирования гипотезы до продажи рынку конечного продукта. Он решает вопрос привлечения средств, отладки производственных и сбытовых процессов, выстраивает логистические цепочки, рассчитывается с нанятыми работниками и инвесторами и только потом — зарабатывает сам. Да, часто хорошо зарабатывает, но деньги на него, что называется, с неба не падают, — его заработок имеет длинный цикл, фактически, он получает прибыль последним в цепочке.

 

У нас в стране культура предпринимательства не сложилась в силу исторических причин, во многом поэтому у широкой общественности фигура предпринимателя ассоциируется либо с образом барыги и спекулянта, либо воспринимается как особое явление, человек, в котором есть искра божья, особый талант и дар созидателя и творца. Обе крайности, на мой взгляд, расходятся с действительностью. Уверен, что предпринимательство — это такая же профессия, как и многие другие. Ее можно и нужно освоить.

 

— А освоить ее можно только на практике?

 

— Сложность в том, что как профессия предпринимательство во всем мире было выделено относительно недавно — всего век-полтора назад. И методологически до конца не описана, не оснащена инструментарием. Но если мы внимательно посмотрим на историю, то увидим, что нечто подобное было когда-то и с инженерией, а потом — с менеджментом. Когда-то и кузнец, который умеет что-то делать с металлом, создавать новые полезные вещи, воспринимался почти как шаман или жрец, а в каких-то культурах — даже как полубожество. Но со временем его деятельность перешла в разряд мастерства, стала обычной профессией: ей сейчас учат в ПТУ, причем зачастую учат люди, которые сами никогда молот не держали в руках.

 

Аналогичная история произошла лет сто назад с менеджментом: человек, который умел организовать производство и эффективно им управлять, казался уникумом. А потом менеджмент стали отделять от человека, описывать инструментарий, учить этому. Фигура менеджера перестала быть героической, напротив, сегодня их много видов и вариантов. Теперь это обычная профессия.

 

То же самое, мы считаем, нужно сделать с предпринимательством: мы говорим, что у нас в стране предпринимателей нет, подготовки предпринимателей как таковой тоже нет, потому что непонятно, как их готовить, инструментарий не описан, что делают предприниматели — до сих пор мало изученная область: где он берет идеи, как организовывает бизнес, как снижает издержки. Весь мир движется в эту сторону, все стараются изучить и описать предпринимателей, но пока это удивительные люди.

 

Чтобы у нас в стране появился слой предпринимателей, нужно создавать соответствующую культуру — это очень долгий процесс. Мы начали по нему двигаться: появились институты развития, направленные на формирование «правильных условий и среды» (свободные экономические зоны, наукограды, инкубаторы, центры коллективного пользования, технопарки и т. д.), идет популяризация предпринимательства. Но все равно нужно время.

 

— Создание Платформы университетского технологического предпринимательства позволит ускорить этот процесс?

 

— В нашем понимании, да. Инициатива «Платформа университетского технологического предпринимательства» направлена в первую очередь на учащихся. При этом реализуется системный, комплексный подход: от культуры до инвестиций. Студенты будут погружаться в культуру предпринимательства и формировать у себя предпринимательские компетенции. Зашитое в программе партнерство с действующими предпринимателями и корпорациями привнесет недостающие компетенции и знания об устройстве индустрии. Наконец, инициатива предусматривает привлечение профессионального (умного) капитала в стартапы студентов и выпускников. Суть федерального проекта — создание платформы, которая объединит возможности для студентов, аспирантов и сотрудников вузов по созданию и развитию технологических стартапов с использованием разных механизмов финансирования и привлечением опыта и компетенций старших бизнес-партнеров.

 

Существующий инструментарий по развитию студенческих стартапов заводится на единую платформу, а все элементы становятся связаны между собой. Таким образом выстраивается четкая структура: желающие попробовать себя в роли технологического предпринимателя могут принять участие в тренинге, по итогам которого получат диагностику компетенций и рекомендации, далее — по желанию выбирают вектор движения: а) участие в стартап-студии; б) получение гранта (через Фонд содействия инновациям) на реализацию собственной идеи-проекта — для этого есть возможность также доработать собственную заявку-проект внутри акселератора НТИ. Плюс на территории Предпринимательских Точек кипения они могут обменяться опытом, встретиться с ментором, экспертом, инвестором или индустриальным партнером, получить навигацию по грантовым программам и мерам поддержки стартапов. С приближением к стадии коммерциализации начинающие предприниматели, стартаперы могут привлекать Smart Money в лице бизнес-ангелов фонда «Сколково» или профессиональных инвесторов (термин Smart Money означает, что с инвестициями в стартап придут не только деньги, но и знания, компетенции и возможности опытных инвесторов и бизнес-ангелов, в роли которых чаще всего выступают действующие предприниматели и менеджеры корпораций).

 

Кроме того, у студентов появляется опция взять академический отпуск на время реализации проекта.

 

— Почему ставка делается именно на вузы и на студентов?

 

— Студенты – самая мобильная и пассионарная часть населения. У них нет за спиной «Ермака» (был такой в советское время гигантский походный рюкзак) в виде семьи, детей и прочих обязательств, они легко пробуют, они относительно свободны. Они учатся и открыты всему новому, легко перестраиваются. Условно говоря, если одна гипотеза не подтвердилась, одно решение не сработало, им легче перестроиться на другое, легче расстаться с неработающей идеей.

 

На самом деле в вузах всё способствует рождению стартапов: там есть научный задел, инфраструктура, проводятся лабораторные исследования, в некоторых вузах есть суперкомпьютеры для проведения расчетов. Внутри университетов есть большой интеллектуальный потенциал, который можно и нужно использовать.

 

Не забывайте, что мы делаем фокус на технологическое предпринимательство. Это принципиальный момент, так как технологическое предпринимательство направлено на углубление разделения труда, поэтому оно дает максимальный экономический эффект.

 

— Какие цели ставит федеральный проект?

 

— Фактически, Платформа университетского технологического предпринимательства представляет из себя новый тип института развития. Его первоочередная цель — не создание среды или нового административного механизма, а восстановление (можно даже сказать, «продюсирование») наиболее дефицитного социального слоя — молодого предпринимательского сообщества. Мы хотим реализовать программу подготовки будущих технологических предпринимателей на практике. Студенты — участники проекта будут непосредственно вовлечены в процесс создания стартапов по реализации бизнес-идей. На выходе мы получаем готовых технологических предпринимателей с успешным опытом реализации проектов и целый ряд новых готовых стартапов, которые впоследствии коммерциализируются.

 

За основу взята гипотеза, что минимум у 1% людей есть талант, чтобы стать успешными предпринимателями. Нужно его найти и раскрыть. Поэтому мы хотим вовлечь в программу 3 млн студентов к 2030 году, чтобы 600 тысяч из них заинтересовались предпринимательством, а не менее 30 тысяч — стали успешными технологическими предпринимателями.

 

— Расскажите подробнее о структуре проекта и его операторах.

 

— Весь проект курирует Министерство науки и высшего образования Российской Федерации. Операторов несколько: Фонд содействия инновациям, фонд «Сколково», АНО «Платформа НТИ», МФТИ, ФИОП. Постановлениями им выделены субсидии на ведение соответствующей деятельности.

 

Есть проектный офис в МФТИ, который будет координировать работу всех участников проекта. МФТИ также курирует работу по организации и проведению на базе вузов тренингов предпринимательских компетенций: это самая первая возможность по вхождению в проект для студентов. Тренинги будут проводиться бесплатно: каждый из участников сможет примерить на себя ролевую модель предпринимателя, оценить, насколько этот вид деятельности ему интересен, в чем его слабые и сильные компетенции.

 

ФИОП реализует два мероприятия. Это создание и запуск на базе университетов стартап-студий, участники которых будут работать непосредственно с разными стартапами, дорабатывать идеи, выводить их на уровень прототипа и учиться выстраивать бизнес. Второе — компании по инвестированию в малый бизнес (КИМБ) как частно-государственный инструмент поддержки университетского технологического предпринимательства, который позволяет привлечь профессиональных инвесторов в университетские технологические стартапы. Также на ФИОП возложена функция популяризации проекта в целом.

 

Платформа НТИ будет создавать предпринимательские точки кипения и помогать вузам запускать акселераторы. Фонд «Сколково» — привлекать в проекты бизнес-ангелов. Фонд содействия инновациям будет оказывать грантовую поддержку.

 

Важно понимать, что все перечисленные инструменты не замкнуты каждый на себе. Наоборот, они призваны дополнять друг друга, студенты и сотрудники вузов не ограничены в выборе: можно начать работу с ФСИ, потом доработать свой проект в акселераторе, наращивать компетенции и связи в Предпринимательских Точках кипения, при желании переходить в стартап-студии. Ключевой момент в том, что на базе Платформы университетского технологического предпринимательства мы объединили разные инструменты и тем самым расширили круг возможностей для тех, кто хочет заниматься предпринимательством всерьез, хочет научиться строить бизнес.

 

— Какой принцип заложен в работе стартап-студий?

 

— Стартап-студии используют проактивную модель поддержки предпринимательства: проверяют бизнес-идеи и создают компании сами, а не ждут, пока к ним придут фаундеры с командами. Это такая форма коллективной предпринимательской деятельности. Предприниматели создают «предпринимательскую артель» — совместно начинают параллельно строить несколько бизнесов. Это снижает риски и нагрузку на сам стартап как на бизнес, потому что здесь работает несколько человек, разделив между собой предпринимательский труд. То есть один человек в рамках своих компетенций ведет параллельно несколько бизнесов. И более того, все время запускаются новые.

 

Повторюсь, каждый сотрудник стартап-студии трудится одновременно над несколькими проектами. И это увеличивает скорость строительства бизнеса, снижает стоимость стартапа для инвесторов следующих стадий и снижает риски отдельного предпринимателя.

 

Стартап-студия не выращивает «единорогов». Создание «единорогов» — это плохо масштабируемое производство. Единороги — яркие, красивые, почти всегда переинвестированные компании с высокооплачиваемым менеджментом и дорогим PR. В такой компании важнейшую роль играет личность основателя, что предполагает большую личную вовлеченность, но несет риски «неотделимости» бизнеса от человека. В основании «единорога» обычно лежит подрывная инновация, которая дает компании преимущество первопроходца. Одна из ее особенностей — постоянный разгон капитализации компании.

 

В противовес «единорогам» предлагается концепция по «выращиванию» в стартап-студиях массовых проектов: как можно больше стартапов с минимальным расходованием средств. Особенность таких стартапов в том, что они живут группами внутри венчурных экосистем (стартап-студии, акселераторы, инкубаторы и т. п.). На старте у «фабрики» стартапов — не человек-фаундер, а гипотеза с инвестициями, доходность такого роя стартапов намного скромнее, чем у «единорогов», однако здесь важна оборачиваемость венчурного капитала, а не уровень прибыльности отдельной сделки. Рождаясь внутри «фабрики» стартапов, компании пользуются общими ресурсами, что существенно снижает расходную нагрузку на одну единицу. Все это повышает выживаемость стартапов, а в случае смерти отдельной компании делает потери инвестора меньше.

 

— Нет ли опасности, что сейчас — на фоне структурных изменений российской экономики — актуальность развития предпринимательской культуры у нас в стране отойдет на второй или даже третий план?

 

— Наоборот! Это направление как никогда актуально. Если раньше мы как-то встраивались в мировую технологическую цепочку и все можно было купить, то сейчас ситуация изменилась. Нужны собственные разработки, нужны собственные стартапы.

 

Придать импульс экономике в такое непростое время могут технологические предприниматели. Это эффективный механизм, потому что он построен на личной ответственности и заинтересованности предпринимателя.

 

В мире множество примеров того, как предприниматели меняют мир, совершают промышленные революции, выводят экономику своей страны на новый уровень — Голландия, потом Англия, далее США. Все строилось на фигуре предпринимателя. Многие вещи в нашей стране могли бы делать именно стартапы: это направление важное и очень перспективное, и в его развитии сегодня, на мой взгляд, должны быть заинтересованы абсолютно все стороны.

 

Назад